Питомник рыздвяный манаков

Опыт Александра Манакова. — Садоводство

Что помогает и что мешает садоводу

Фермер Александр Манаков из посёлка Рыздвяного садоводом, можно сказать, родился. Именно этим можно объяснить редкую для Ставрополья специализацию его хозяйства. «Деловой крестьянин» уже рассказывал о нём, Александр Иванович поставляет на рынки края яблоки, сливы, черешню, абрикосы, персики, клубнику, малину. И вот новая встреча…

Сучкорез — и тот из Италии!

На ферме Манакова с каждой нашей новой встречей всё меньше отечественного оборудования и техники. То, что приобрёл садовод за последние два года, либо польское (навесной опрыскиватель), либо итальянское (ямобур), либо ещё чьё заграничное. Такое впечатление, что российская промышленность «в упор» не замечает фермера средней руки. Даже небольшие удобные тракторы Т-16 перестала выпускать. И теперь надо брать или белорусские машины, или разоряться при покупке западной мини-техники.

В руках фермера итальянский секатор ценой 2,5 тыс. руб. и сучкорез оттуда же, но вдвое дороже. Отечественные, что в 10-15 раз дешевле, забросил на чердак. Почему?

— Наши надо точить каждый день, и всё равно не выдерживают нагрузки — металл начинает гнуться, а руки вечером просто отваливаются. А с итальянским сучкорезом я четыре гектара сада «причесал», и только один раз затачивал.

Александр Иванович демонстрирует покупки в деле, словно играючи расправляясь с лишними ветками дерева. Говорит: за столь дорогим инвентарём пришлось ещё и побегать. В родном Ставропольском крае его не нашёл. Покупал в Краснодаре, в специализированном магазине «Творница». Там же обзавёлся итальянской самозатачивающейся ножовкой за 1 тыс. руб. Такая же, но немецкая, прослужила ему верой и правдой три года, пока случайно не поломал её.

Полив — каплей

В прошлом году Манаков протянул трубы к деревцам молодого сада на первых 4 га. Нанимал фирму, которая выполнила эту работу. Воду качает электрическими насосами из скважин в большую ёмкость (55 кубов), и этот объём летом ежедневно расходует. Почвы под Рыздвяным каменистые, а чуть глубже копнул — сплошная плита. Поэтому постоянный полив — первое условие гарантированного урожая. А капельный полив позволяет тем же объёмом воды напоить большее количество корней, при этом не перетруждаясь и не устраивая непролазной грязи в междурядьях. Минувшей зимой Александр Иванович закупил трубы на очередной участок сада. Прокладкой и наладкой займётся теперь уже сам, убедившись: дело не особенно хитрое.

Вместо навоза — сидераты

Раньше хозяйство Манакова было, можно сказать, многопрофильным: плодоводство, питомник, молочная ферма. Коровы уплетали нестандартные, забракованные фрукты, не давая им пропасть, а сами в свою очередь снабжали деревья ценной органикой. На этот раз бурёнок на фазенде Александра Ивановича мы не обнаружили.

— Перевёл стадо, на молоко цены нет, одни хлопоты, — объяснил фермер.

— А чем же сад удобрять?

— Перешёл на сидераты: сею люцерну, рапс, затем запахиваю — вот тебе и удобрение.

Рано встаёт охрана. А воры — раньше

Завидев редакционную машину, к нам поспешил охранник с овчаркой. Он постоянно курсирует по периметру сада. В помощниках у него свора из восьми собак. Но они не в силах гарантировать неприкосновенность молодых саженцев и урожая. Зимой на вкусные ветки посягают зайцы из соседнего леска. А осенью и весной — двуногие вредители, способные ополовинить молодую черешневую плантацию. Воровство саженцев — самый страшный бич для фермера.

— Фасад я огородил надёжным металлическим забором, — говорит Александр Иванович. — Но такая защита для всего сада мне не по карману. На каждую сотню метров затраты — 100 тысяч. А у меня по периметру два километра. Ищу способы подешевле.

От зайцев в нынешнем году фермер отгородится металлической сеткой, которую поставит со стороны леса. А двуногих разбойников попробует перехитрить поздней посадкой молодых деревьев. Настолько поздней, что воровать их для перепродажи будет уже ни к чему: спрос на саженцы на рынке схлынет.

Отчего яблоко сохнет

Большую часть урожая Манаковы сами продают на рынках Ставрополя и Михайловска. Жена фермера Ольга, сын Иван, сестра жены с лета до зимы за прилавком. Это позволяет реализовать плоды не за полцены, как в случае с перекупщиками, а с хорошей выгодой. Сезон продаж заканчивается к Рождеству.

— Готовы бы и позже продавать, тем более что цена на яблоко зимой поднимается, — поясняет Александр Иванович. — Но условия хранения урожая пока далеки от нормальных. Яблоко в моём тёплом подвале сохнет.

Манаков приглашает нас в хранилище под домом. Просторное бетонное помещение площадью 170 кв. м способно беречь до нового урожая десятки тонн плодов. Для этого оно и предназначалось, когда десять лет назад Манаковы закладывали основание под фермерскую усадьбу недалеко от посёлка. Но пока не удалось скопить денег на холодильное оборудование, которое держало бы в подвале стабильные плюс два от лета до лета. По этой причине около трети собранных яблок фермер теряет, так и не доставив до рыночного лотка.

— Если погода не подведёт, обзаведусь холодильным оборудованием в ближайшие год-два, — делится планами Манаков.

В прогнозах фермер крайне осторожен. Слишком рискованное занятие — садоводство. Хороший урожай — через год. Да и он не всегда гарантирован: то градобой вмешается, то засуха, то морозы. Многолетние наблюдения нацеливают Александра Ивановича на стабильный доход раз в два с половиной года. Как же при таком раскладе вести дело прибыльно?

Страховка — питомник

Не прогорает Александр Манаков благодаря питомнику на 20 сотках перед усадьбой, утыканному мелкой порослью. Одних только яблонь здесь 40 сортов. Отсюда молодые деревца перекочёвывают в плодоносящий сад при его обновлении. Но основная часть яблонь, слив, черешен, груш, абрикосов, персиков, айвы, алычи, ежевики вывозится весной и осенью на рынки ближайших городов. Продажа саженцев — главная статья дохода КФХ. Ветки с крохотной делянки приносят в фермерский кошелёк больше рублей, чем 8 га плодоносящего сада.

— Это при том, что значительную часть саженцев мы не успеваем реализовать, поскольку продаём исключительно сами, — подчёркивает Манаков.

— Почему не пользуетесь услугами посредников?

— Пробовал, да только головную боль себе нажил. Под маркой «КФХ Манакова» они принялись продавать всё что попало. И мою репутацию сильно подпортили. Так что на наших точках теперь этикетка с указанием моего мобильного телефона. Если покупатель засомневался, — звонит удостовериться.

Саженцы от Манакова — это гарантия не только сорта, но и высокой приживаемости (90%). Последнее связано с жёсткими ограничениями сроков продажи: выкопанное из земли деревце Манаковы не держат на рынке больше трёх суток, тогда как многие перекупщики продают ветки по месяцу.

«У меня должно быть всё!..»

Фермерского сына Ивана мы застали за монтажом теплички, вернее, тенника для хвойных саженцев.

Под укрытием нежились крохотные ветки можжевельников, туй, кипарисов, голубых елей. Зачем в плодоводческом хозяйстве эта непрофильная растительность?

— Клиенты требуют: хвойники для сада давай! — с улыбкой откликается Александр Иванович. — Подчиняюсь. У меня должно быть всё, что клиент пожелает.

Среди клиентов Манакова известные на Северном Кавказе люди, в том числе главы регионов. Некоторые приезжают на фермерскую фазенду за полным набором саженцев для закладки молодого сада. И Александр Иванович готов предложить им всё, вплоть до ягодников и роз.

— Так может, отказаться от хлопотного сада с его непредсказуемыми урожаями?

— Сад — это то, о чём я мечтал с самого раннего детства, — отвечает Александр Манаков. — Без него — сплошная проза. Буду повышать его отдачу путём обновления сортов и современных технологий. И расширять площадь.

Фермер не скрывает, что хотел бы поскорее нарастить объёмы, но на собственные средства, без финансовой поддержки государства сделать это не получается. Поддержка, как удостоверился фермер, предусмотрена властями края. Но только тем, кто заложил не меньше 28 га сада.

На одной из выставок я спросил замминистра сельского хозяйства края, есть ли у нас хоть один садовод, который размахнулся на такую площадь, — вспоминает Александр Иванович. — И услышал в ответ: нет таких. Зачем же планку запредельную придумали? Чтобы отчитываться о помощи, которой реально не существует?

При таком отношении к садоводству Манаковы пока остаются единственными постоянными продавцами местных фруктов на ставропольском рынке. Остальные продают плоды либо с Кубани, либо из Кабарды. А в магазинах же чаще красуются китайские яблоки и груши.

пос. Рыздвяный, Изобильненский р-н, Ставропольский край

Питомник рыздвяный манаков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *