Ничтожность решения собрания

1. Положения настоящей статьи направлены на определение юридических фактов, порождающих право участника юридического лица обратиться в суд с иском о недействительности решения общего собрания. Данный перечень является закрытым и в случае обращения в суд с данным иском по иным основаниям суд вправе отказать в удовлетворении такого иска с учетом предписаний иных законодательных актов. Решение общего собрания может быть признано ничтожным, если оно:

— принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества;

— принято при отсутствии необходимого кворума;

— принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;

— противоречит основам правопорядка или нравственности.

2. Применимое законодательство:

— ЖК РФ;

— ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»;

— ФЗ от 08.05.1996 N 41-ФЗ «О производственных кооперативах»;

— ФЗ от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»;

— ФЗ от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

3. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19;

— Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14;

— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.03.2010 по делу N А67-4861/2009;

— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.08.2010 по делу N А67-8430/2009;

— Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2011 N 07АП-9163/11;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2011 по делу N А46-11202/2010.

О ничтожности решения собрания

В отличии от недействительности решения собрания, устанавливаемой в судебном порядке по иску акционера, решение общего собрания акционеров, принятое по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания акционеров, либо с нарушением компетенции общего собрания акционеров, при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров или без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров, ничтожно независимо от его обжалования. Аналогичное положение содержится в п. 6 ст. 43 Закона об ООО, указывающим на отсутствие юридической силы у решения общего собрания участников в случаях принятия его по вопросам, не включенным в повестку дня, либо без необходимого для принятия решения большинства голосов. В обоих случаях решение, принятое по не включенному в повестку дня вопросу при условии присутствия на собрании всех участников (акционеров) является действительным.

ГК РФ, перечисляя основания ничтожности решений собраний, полностью повторяет перечисленные основания Закона об АО, добавляя к ним еще одно- противоречие принятого решения основам правопорядка или нравственности. При установлении ничтожности решения собрания как на основании норм законов о хозяйственных обществах, так и на основании норм ГК РФ по приведенным выше общим основаниям в полной мере возможно использование критериев и подходов, выработанных сложившейся арбитражной практикой по применению соответствующих норм законов об АО и ООО.

К числу наиболее распространенных последствий решений собраний хозяйственных обществ можно отнести избрание или прекращение полномочий руководителя, членов коллегиального исполнительного органа, совета директоров, внесение изменений в учредительные документы общества и в сведения реестра юридических лиц, а также одобрение заключаемых обществом сделок.

Недействительность решения об одобрении совершаемой обществом сделки само по себе не приводит к недействительности такой сделки. При этом не имеет значения, признано ли решение недействительным на основании решения суда или не имело юридической силы изначально.

Аналогичный подход используется судами в делах об оспаривании сделок, совершенных руководителем общества до момента признания недействительным решения о его избрании. Ничтожность решения об избрании генерального директора в таких случаях не является основанием для признания недействительной сделки, совершенной нелегитимным директором. Очевидно, что при оставлении в силе сделки, совершенной директором, решение об избрании которого не имеет юридической силы, суды руководствуются необходимостью сохранения правой определенности. Также как и в случаях оставления в силе экстраординарной сделки, недействительность решения о назначении генерального директора не должна влечь негативных правовых последствий для правоотношений, связывающих корпорацию со всеми участниками гражданского оборота, которые не знали и не могли знать о недействительности соответствующего решения общего собрания или совета директоров.

Внесение изменений в учредительные документы является способом, позволяющим общему собранию установить правила, обязательные для исполнения исполнительными органами и работниками общества. Именно этот способ, также как и утверждение внутренних документов, регулирующих деятельность общества, позволяет общему собранию акционеров определять основные направления деятельности общества, осуществляя таким образом функцию стратегического управления. В большинстве случаев изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации. В отличии от случаев одобрения общим собранием экстраординарных сделок и совершения сделок руководителем, решение об избрании которого было признано не имеющим юридической силы, недействительность решения собрания о внесении изменений в учредительные документы вызывает другие последствия. Анализ сложившейся арбитражной практики позволяет говорить о том, что недействительность решения общего собрания, на основании которого налоговым органом внесены соответствующие изменения в реестр юридических лиц, влечет недействительность решения налогового органа о регистрации изменений. При этом суды исходят из того, что в этом случае необходимые документы, установленные ст. 17 Закона о государственной регистрации, считаются непредставленными, что в соответствии с пунктом 1 статьи 23 данного закона является основанием для отказа в государственной регистрации. В частности, установление факта недействительности решения собрания по утверждению редакции устава, зарегистрированной налоговым органом, в силу ст. 16 АПК РФ влечет обязательность внести в ЕГРЮЛ сведения о недействительности самой записи как условие реального восстановления прав участника общества.

Как отмечалось выше, ничтожное решение не имеет юридической силы вне зависимости от его оспаривания в судебном порядке. Пленум ВАС РФ в постановлении № 19 от 18.11.2003 г. отмечает, что если стороны в споре основывают свои требования или возражения на решении общего собрания, принятого с существенными нарушениями, суд должен оценить такое решение как не имеющие юридической силы. При этом к существенным нарушениям относят отсутствие кворума для проведения собрания или принятия решения, нарушение компетенции общего собрания, а также принятие решения по вопросам, не включенным в повестку дня. Данные основания ничтожности в полной мере используются в современной арбитражной практике, анализ которой позволяет говорить о применении вышеперечисленных оснований установления ничтожности решения собрания как по отдельности, так и в совокупности. В ряде случаев суды также относят к числу оснований ничтожности решений собраний нарушение порядка его подготовки и проведения.

Общее собрание акционеров имеет кворум, если в нем приняли участие акционеры, обладающие в совокупности более чем половиной голосов размещенных голосующих акций общества. Повторное общее собрание акционеров правомочно (имеет кворум), если в нем приняли участие акционеры, обладающие в совокупности не менее чем 30 %. Уставом общества с числом акционеров более 500 тысяч может быть предусмотрен меньший кворум для проведения повторного общего собрания акционеров. Применительно к общему собранию участников общества с ограниченной ответственностью понятие кворума не применяется, поскольку подсчет голосов производится не от числа присутствующих на общем собрании, а от общего количества участников общества. Соответственно, под условием отсутствия кворума для общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью может пониматься только отсутствие необходимого количества голосов, отданных за принятие того или иного решения.

По общему правилу, решение общего собрания акционеров по вопросу, поставленному на голосование, принимается большинством голосов акционеров — владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании. По вопросам, касающимся прав владельцев привилегированных акций, голосующими также являются привилегированные акции. Для принятия решения по вопросам о внесении изменений в устав общества, его реорганизации и ликвидации, определении количества и объема прав, предоставляемых акциями, выкупа акций и их дилистинга требуется квалифицированное большинство в три четверти голосов акционеров — владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров.

В обществе с ограниченной ответственностью решения принимаются большинством голосов всех участников общества. Для принятия решения по ряду вопросов, в том числе по вопросам о внесении изменений в устав общества, об открытии филиалов и представительств, прекращении или ограничении дополнительных прав, предоставляемых отдельному участнику общества (при этом требуется голос такого участника) требуется квалифицированное большинство в две трети от общего числа голосов участников общества. Решения по вопросам ликвидации, реорганизации, изменения долей участников принимаются единогласно. Иные вопросы, требующие квалифицированного большинства, могут определяться уставом общества.

Специальные правила определения кворума применяются в случае одобрения общим собранием акционеров (участников) сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Такое решение должно приниматься большинством голосов от общего количества акционеров (участников), не заинтересованных в совершении сделки.

Отсутствие кворума является основанием для признания соответствующего решения общего собрания не имеющим юридической силы. Соответственно, решение, принятое акционерами, не обладавшими большинством голосов, не имеет юридической силы. Аналогичные правила используются для решений, требующих для принятия квалифицированного большинства. Требующие единогласия решение ничтожно, если оно не было принято всеми имеющимися на тот момент участниками общества.

Под отсутствием кворума следует понимать не только отсутствие на общем собрании требуемого количества акционеров или принятие решения голосами, количество которых меньше установленного законом или уставом. К случаям отсутствия кворума также может быть отнесено отсутствие на дату проведения собрания списка лиц, имеющих право участвовать в собрании. Соответственно, наличие кворума при принятии решения по вопросам, указанным в повестке дня при отсутствии нарушений компетенции общего собрания свидетельствует об отсутствии оснований для оценки такого решения судом как не имеющего юридической силы.

Перечень вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров, определяется ст. 48 Закона об АО. Общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции. При этом ряд вопросов может быть отнесен уставом общества как к компетенции общего собрания, так и компетенции совета директоров. Вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, перечислены в ст. 33 Закона об ООО. Некоторые из вопросов, подведомственных общему собранию, могут быть отнесены к компетенции иных органов управления. Нарушение компетенции органа управления, в том числе превышение полномочий общего собрания, является существенным нарушением закона. Принятое при этом решение не имеет юридической силы независимо от того, нарушаются или нет при этом права и интересы участника общества, оспаривающего такие решения.

В соответствии с п. 6 ст. 49 Закона об АО общее собрание акционеров не вправе принимать решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания, а также изменять повестку дня. Принятие общим собранием решения по вопросу, не включенному в повестку дня, является существенным нарушением, влекущим недействительность принятого решения независимо от возможности истца повлиять на результаты голосования. Не включение вопроса в повестку дня влечет ничтожность решения не целиком, а только в части такого вопроса.

Установления факта нарушения порядка подготовки и проведения собрания также приводит к ничтожности принятого решения. В частности, такое основание было применено ФАС Северо-Кавказского округа для установления отсутствия силы у решения собрания в части отказа в выплате дивидендов владельцам привилегированных акций (право голосовать на следующем общем собрании в этом случае не возникает). Проверка правильности подготовки и проведения собрания осуществляется также и в делах о признании решений собраний недействительными. В частности, при этом должен быть проверен факт соблюдения обществом процедуры проведения общего собрания акционеров, в том числе уведомление акционеров, а также соблюдение установленного законом порядка принятия решений. Существенность нарушения закона при принятии решения может образовываться и более сложными составами. В частности, отсутствие в повестке дня и в принятых решениях общего собрания изменений устава, отсутствие указаний на новую редакция устава, а также не направление участнику проекта нового устава, зарегистрированного позднее ИФНС, свидетельствует об отсутствии юридической силы у принятого решения. В данном случае отсутствие юридической силы влечет недействительность положений устава, измененных таким решением.

Положения ГК РФ о недействительности решения собрания, противоречащего основам правопорядка или нравственности, являются нововведением. Немногочисленность судебной практики не позволяют говорить о наличии выработанных судебной практикой толкования понятия противоречия основам правопорядка или нравственности. В то же время, представляется вполне допустимым использовать критерии, используемые в судебной практике по применению ст. 169 ГК РФ для установления ничтожности сделок. Согласно позиции Пленума ВАС РФ под противоречием основам правопорядка и нравственности понимается не просто несоответствие сделки требованиям нормативных актов, а «нарушение основополагающих начал российского правопорядка, принципов общественной, политической и экономической организации общества, его нравственных устоев». В качестве примера подобных сделок приводятся сделки, связанные с производством и оборотом ограниченных в гражданском обороте вещей, литературы, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду, а также связанные с изготовлением или сбытом поддельных документов и ценных бумаг. Представляется, что решения собраний, имеющие отношение к приведенным примерам, также будут противоречить основам правопорядка и нравственности. С другой стороны, закрытый перечень вопросов компетенции общего собрания хозяйственного общества в определенной степени ограничивает возможность такого собрания принимать решения, приводящие противоречиям основам правопорядка.

Условием противоречия сделки основам правопорядка и нравственности является наличие соответствующего умысла хотя бы у одной из сторон. При этом именно от умысла сторон будут зависеть последствия ничтожности. Данными последствиями недействительности будут:

недопущение реституции и взыскание со сторон в доход РФ всего полученного (причитавшегося) по сделке при наличии умысла у обеих сторон;односторонняя реституция с взысканием в доход РФ полученного (причитавшегося) по сделке с одной из сторон при наличии умысла только у одной стороны.

Очевидно, что последствия ничтожности решения собрания, противоречащего основам правопорядка и нравственности, будут несколько иными. Данное отличие обусловлено отличием самой конструкцией принятия решения собранием участников хозяйственного общества и кругом вопросов, относящихся к его компетенции. В отличие от односторонних сделок или договоров, для придания силы решению собрания не требуется изъявление воли всех его участников (акционеров). В случае принятия решения юридические последствия возникают как у голосовавших за принятие такого решения участников, так и у всех остальных. Соответствующие последствия принятия решения появляются также и у самого общества. Последствиями принятия решения собранием будут, в частности, изменение учредительных документов общества, его реорганизация или ликвидация, возникновение или прекращение полномочий руководителя, членов коллегиального исполнительного органа, совета директоров, ревизора, аудитора, определение предоставляемых акциями прав, утверждение годовых отчетов, выплата дивидендов и одобрение заключаемых сделок.

В то же время, возникновения гражданских прав у третьи лиц непосредственно в результате принятия решения собрания, как правило, не происходит. В частности, даже при одобрении общим собранием сделки, в совершении которой имеется заинтересованность или крупной сделки, права и обязанности у сторон данной сделки возникают не вследствие такого одобрения, а вследствие волеизъявления руководителя общества и другой стороны. Аналогичная ситуация возникает и при утверждении собранием разделительного баланса или передаточного акта, поскольку в этом случае общее собрание утверждает уже подписанный компетентным органом документ. Таким образом, особенностью возникновения прав и обязанностей, порождаемых решением общего собрания, является ограниченность их числа кругом лиц, имеющих непосредственное отношение к собранию. Учитывая специфику решаемых общим собрание вопросов, к случаям возможной реституции при ничтожности принятого решения могут быть отнесены возврат неправомерно выплаченных дивидендов, возврат денежных средств, внесенных в оплату акций при признании выпуска несостоявшимся, а также возврат дополнительных вкладов участникам обществ с ограниченной ответственностью. Таким образом, можно предположить, что в случаях применения последствий ничтожности противоречащего основам правопорядка и нравственности решения общего собрания, связанного с имущественными правами лиц, возможен возврат лицам, не имевшим умысла на нарушение основ российского правопорядка, внесенных ими сумм. Если же допустить, что противоречащим основам правопорядка и нравственности окажется решение, постановившее выплату дивидендов, то по причине участия самих акционеров в принятии решения о такой выплате последствием ничтожности такого решения будет взыскание выданных сумм в доход Российской Федерации. В то же время, вряд ли стоит ожидать, что число случаев применения норм о ничтожности решений собраний хозяйственных обществ, противоречащих основам правопорядка и нравственности, будет существенным.

В отличии от случаев признания решения недействительным, для установления ничтожности решения не требуется установления фактического нарушение таким решением прав и законных интересов истца. Ничтожность решения, принятого с нарушением кворума может быть установлена судом в любом деле, в котором такое решение заявлено как основание для требований и возражений сторон. В частности, ничтожность решения общего собрания может быть установлена в деле по иску к ИФНС и др. акционеру о признании недействительными записей в ЕГРЮЛ и внесении в него записей об отмене внесенных записей. Ничтожность принятого общим собранием решения также может быть установлена в деле о признании недействительным решения ИФНС. Так, ФАС Западно-Сибирского округа отметил, что указание судом на ничтожность решения собрания, являющегося основанием для внесения записи в ЕГРЮЛ, не является выходом за пределы заявленных требований о признании недействительным решения ИФНС. В другом деле судом указано, что положения о ничтожности решения собрания акционеров не могут применяться в деле о признании недействительным договора в случае оспаривания акционером самого факта проведения такого собрания (акционером также подан иск о признании недействительным решения, не рассмотренный на дату вынесения решения).

При установлении ничтожности решения собрания не должны применяться сроки исковой давности, установленные для признания решения недействительным. Поскольку заявление о ничтожности решения собрания может быть сделано только в рамках другого дела, какого-либо специального срока в данном случае вообще не может существовать. Соответственно, ничтожность решения собрания может быть установлена в пределах срока исковой давности, предусмотренного для требования, в подтверждение доводов по которому сторона ссылается на отсутствие юридической силы у решения собрания. В частности, иск о недействительности редакции устава может быть заявлен в пределах общих сроков исковой давности в случае, если такая недействительность основана на факте отсутствия проведения собрания об утверждении оспариваемой редакции устава. Иск о недействительности положений пунктов устава по основанию их противоречия нормам Закона об АО может быть заявлен вне сроков исковой давности, установленных п. 7 ст. 49 Закона об АО. В то же время, если участник общества принимал участие в общем собрании, то требование о признании недействительными положений устава в редакции, утвержденной таким решением, может быть заявлено в срок, установленный для оспаривания принятого решения. Для применения судом срока исковой давности в любом случае требуется заявление стороны по делу. Отсутствие такого заявления приводит к вынесению решения судом за пределами срока исковой давности. В частности, иск о признании недействительным решения собрания участников может быть рассмотрен судом в пределах общего срока исковой давности, если заявление о пропуске исковой давности сделано 3-м лицом, а не стороной.

Не меньшее значение имеет момент, с которого данный срок исковой давности должен исчисляться. Моментом, с которого участник общества мог узнать о нарушении своих прав измененным положением устава, касающегося выплаты дивидендов, может признаваться период, в котором общество не выплатило дивиденды. Не может считаться началом течения срока давности дата внесения изменений в ЕГРЮЛ, поскольку запись сама по себе не раскрывает существо изменений в учредительных документах. Не может считаться началом течения срока давности дата проведения годового общего собрания участников при недоказанности ответчиком фактического проведения такого собрания с соблюдением установленного порядка. При отсутствии иных доказанных обстоятельств, срок давности для признания решения общего собрания участников недействительным исчисляется со дня вручения протокола участнику. Также допустимым является исчисление срока давности начиная со дня получения документов от общества в ответ на обращение.

Завершая изложенное, необходимо рассмотреть вопрос о возможности применение норм о ничтожности решений собраний в случае признания принятого решения недействительным в соответствии с положениями п. 7 ст. 49 Закона об АО. Отвечая на данный вопрос, следует отметить, что ничтожность решения собрания, принятого в отсутствие кворума, не исключает удовлетворение требования о признании такого решения недействительным. Решение, принятое по вопросу, не включенному в повестку дня, может быть признано судом недействительным независимо от наличия нормы, устанавливающей ничтожность такого решения. В то же время, п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 не может применяться, когда проверка законности решения общего собрания акционеров является непосредственным предметом рассматриваемого судом иска.

Приложение:

Обзор арбитражной практики по вопросам ничтожности решений собраний

См. подробнее «Об оспаривании решений общего собрания акционеров»

п. 10 ст. 49 Закона об АО.

ст. 181.5 ГК РФ.

Ссылки к статье доступны в полной версии, размещенной на сайте проекта «Корпорациям и акционерам» по ссылке: http://corprf.ru/5665/

Оспоримость решения собрания

Энциклопедия МИП » Гражданское право » Сделки и сроки » Оспоримость решения собрания

Оспоримость решений является важным поводом для признания их недействительным.

Основания для признания в судебном порядке недействительным решения собрания

Решения общего собрания могут быть признаны недействительными на основании положений действующего законодательства. Оспоримость решений является важным поводом для признания их недействительным. Для признания результатов голосования сообщества недействительными по причине оспоримости требуется подать исковое заявление в суд.

Согласно закону, основаниями для подачи иска могут быть нарушения разного характера, допущенные в ходе заседания членов сообщества.

Ничтожность – основание для признания решений недействительными, которое не требует обращения с исковым заявлением в суд.

Положения, на основании которых признается недействительность:

  • Нарушения в ходе оформления документации, обязательной при проведении собрания.
  • Рассмотрение вопросов, которые выходят за пределы повестки дня.
  • Голосование по решениям, которые не находятся в компетенции собрания.
  • Нарушения порядка голосования.
  • Отсутствие кворума.
  • Несоблюдение принципа «простого» большинства голосов.
  • Отсутствие полномочий у лица, проводившего собрание.
  • Нарушение права равенства голосов участников.

Подать исковое заявление, относительно оспоримости решений общего собрания, может участник, который:

  • не голосовал за данное решение,
  • голосовал «за», но его права были нарушены,
  • выразился против принятого решения.

Возможность признания недействительным решения собрания при одновременном наличии двух критериев в процедуре созыва, подготовки и проведения собрания

Для признания решений общего собрания недействительными необходимо наличие нескольких факторов, которые служат вескими основаниями для вынесения подобного решения. Позиции, которые касаются признания недействительности, затрагивают особенности порядка ведения собрания и процедуры формулировки решений, голосования по вынесенным на рассмотрение вопросам.

На основании положений гражданского законодательства, можно признать недействительными такие решения:

  • Отмечается наличие двух критериев нарушений (особенности созыва, проведения, подготовки);
  • Нарушения существенны;
  • Данное нарушение оказало влияние на процедуру голосования и свободную волю участников при решении вопроса, вынесенного на голосование.

Основаниями для признания решений недействительными могут быть: нарушение права равенства участников во время голосования, ошибки в оформлении документации (протокола), рассмотрение вопросов, которые не касаются компетенции собрания и не внесены в повестку дня. Поводом для оспоримости может быть отсутствие полномочий у лица, которое проводило голосование.

Обращение в суд с исковым требованием признания недействительности решений общего собрания должно быть основано на веских причинах. Истцу необходимо поставить в известность других членов общего собрания.

Нарушение равенства прав участников собрания

Основное положение и требование к проведению общего собрания – соблюдение правила равенства голосов всех членов сообщества. Нарушение данного правила является основой для возможности признания недействительности решения.

Оспоримость такого решения подчеркивается нормами закона. Стоит отметить, что данное правило соблюдения равенства касается только непосредственного проведения собрания. К моментам подготовки оно не относится.

Нарушение правил по составлению протокола

Данная категория нарушений может стать основой признания решений собрания недействительными. Стоит отметить, что нарушения должны быть существенным:.

  • Игнорирование требования письменного оформления протокола, как обязательного требования по законодательству;
  • Неточности в протоколе;
  • Отсутствие отображения всех необходимых данных и результатов голосования по всем вопросам.

Протокол – основной документ, который отображает решения общего собрания. Составление документа требует соблюдения процедуры. Неправильное составление – основание для оспоримости решений.

Условия, направленные как на ограничение права на обращение в суд с соответствующим иском, так и на ограничение случаев необоснованного признания недействительным решения собрания

  • С исковым заявлением в суд могут обратиться лица, которые являются участниками собрания, но не голосовали или голосовали против принятого решения.
  • По обращению в суд определенного лица решение может быть признано недействительным только, если в наличии такие факторы: голосование лица могло оказать существенное влияние на исход собрания, принятое решение негативно влияет на данное лицо, оспариваемое решение нарушило права лица.

Если нарушения не существенные и не оказали существенного влияния на данное лицо, суд не признает решения общего собрания недействительными.

Стоит отметить, что о подаче иска необходимо уведомить других членов сообщества, чтобы они также могли присоединиться к иску.

Специальный срок для оспаривания в суде решения собрания

Оспоримость – веское основание для признания решений общего собрания недействительными. В данном пункте стоит коснуться специального срока оспоримости и момента, с которого его нужно исчислять.

Специальный срок – особый период, в течение которого можно подать иск по поводу признания решений недействительными.

В случае с оспоримыми решениями собрания, срок устанавливается продолжительностью в 6 месяцев.

Исчисления срока ведется с момента, когда лицо узнало (или могло узнать) о нарушении своих прав.

Момент недействительности оспоримого решения собрания

Признание недействительности решения общего собрания осуществляется через суд, в результате подачи иска лицом, которое имеет такие права.

При наличии ряда оснований, решение признается недействительным, а решение считается таковым с момента вынесения решения судом.

Правовые последствия признания решений общего собрания акционеров (участников) недействительными

Общее собрание акционеров (участников) является высшим органом управления корпорации, формирующим ее волю. В связи с этим особый интерес представляет вопрос о правовых последствиях недействительности решения общего собрания корпорации. Следовательно, проведение правового анализа таких последствий представляется весьма актуальным, поскольку на практике с их возникновением часто связаны серьезные риски для участников оборота.
В теории корпоративного права недействительные решения общего собрания хозяйственного общества делятся на ничтожные и оспоримые. Ничтожным считается решение, не имеющее силы независимо от его оспаривания в судебном порядке, если оно приято:

  • по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания (за исключением случая, если в нем приняли участие все акционеры (участники) общества),
  • без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров (участников);
  • с нарушением компетенции общего собрания;
  • в отсутствие кворума1.

Следовательно, для всех действий, совершенных на основании такого решения, будет характерно наличие порока волеобразования. Важно обратить внимание, что если такие решения не имеют силы независимо от их оспаривания акционерами (участниками) в судебном порядке, а также от того, пропущен или нет срок исковой давности, то риск наступления негативных последствий таких решений может сохраняться в течение длительного периода времени.

Решение, которое может быть признано недействительным по другим основаниям (нарушение федерального законодательства или положений устава общества) считается, в свою очередь, оспоримым.

Оно сохраняет юридическую силу, пока оно не будет успешно оспорено в судебном порядке в течение трех месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным (в течение двух месяцев для решения общего собрания участников ООО).
Основные последствия
Последствия недействительности решений волеобразующих органов корпорации прямо не определены законодательством. Более того, признание такого решения недействительным автоматически не влечет каких-либо внешних правовых последствий. Тем не менее, обращаясь к арбитражной практике, можно определить ряд основных рисков, которые возникают вследствие недействительности решения общего собрания:

  • признание недействительными решений регистрирующего органа, записей или изменений, внесенных в сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ на основании таких решений;
  • признание недействительным выпуска акций, сделок с акциями в рамках размещения и дальнейшего обращения;
  • признание действий и решений других органов общества недействительными;
  • признание увеличения (уменьшения) уставного капитала несостоявшимся;
  • признание недействительными сделок, заключенных исполнительным органом общества;
  • признание выплаченных дивидендов неосновательным обогащением;
  • признание недействительной ликвидации, реорганизации корпорации.

Оспаривание решений регистрирующего органа и изменений, внесенных в сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ
В соответствии с Федеральным законом от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) и Федеральным законом от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО) вопросы внесения изменений в учредительные документы общества относятся к исключительной компетенции общего собрания акционеров (участников). В соответствии со ст. 17 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» государственная регистрация изменений в учредительные документы производится, в том числе и на основании соответствующих решений общего собрания общества.

Исходя из этого, одним из основных рисков, возникающих вследствие недействительности решения общего собрания, является риск признания недействительным решения о внесении изменений в учредительные документы и в сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ, по искам акционеров (участников) или регистрирующего органа на основании ст. 198 АПК РФ (несмотря на то, что Федеральный закон № 129-ФЗ не устанавливает оснований для признания недействительным решения регистрирующего органа о внесении изменений в учредительные документы и сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ).
Арбитражные суды различных уровней сформировали устойчивую практику, согласно которой регистрация изменений в ЕГРЮЛ недействительна и не может быть сохранена, если она основана на недействительном решении общего собрания, обязывая в таких случаях ФНС России изменить сведения, содержащиеся в реестре2.

Акционер (участник) может обратиться в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения инспекции ФНС России о реорганизации общества по правилам гл. 24 АПК РФ.

Предметом доказывания по таким искам является установление следующих обстоятельств:

  • несоответствие нормативным правовым актам указанного решения;
  • нарушение оспариваемым решением прав и охраняемых законом интересов заявителя.

Арбитражные суды основывают свои решения на различных выводах, ссылаясь на нарушение принципа достоверности3 и указывая на то, что возложение на регистрирующий орган обязанности по аннулированию записи в ЕГРЮЛ является средством восстановления нарушенного корпоративного права, ведь если недостоверные сведения из ЕГРЮЛ считаются достоверными для третьих лиц, то это создает определенные препятствия для осуществления корпорацией предпринимательской деятельности и может привести к нарушению прав акционеров (участников) на управление обществом4.

Исходя из того, что решение общего собрания не может рассматриваться как документ, формирующий волю акционеров (участников) на изменение устава, отсутствие такой воли, в свою очередь, влечет недействительность соответствующих изменений в учредительных документах обществ, требующих регистрации в установленном законом порядке.

Таким образом, решение регистрирующего органа может быть оспорено, поскольку в его основе лежит недействительное решение общего собрания корпорации.
Оспаривание в связи с неправомочностью единоличного исполнительного органа
Оспаривание изменений в ЕГРЮЛ может иметь место также в случаях, когда решение о назначении единоличного исполнительного органа, подписавшего и подавшего заявление о внесении изменений в устав, признано недействительным. Суды исходят из того, что единоличный исполнительный орган, решение об избрании которого недействительно, изначально не имел полномочий на подписание заявлений о внесении изменений в сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ5.
Оспаривание проведенной ликвидации, реорганизации
Вышеназванные риски могут возникать в том числе при оспаривании реорганизации либо ликвидации корпорации. Решения регистрирующего органа о внесении записи в ЕГРЮЛ о реорганизации общества, а также о том, что общество находится в процессе ликвидации, равно как и решение регистрирующего органа о ликвидации общества признается недействительным в случаях, если решение общего собрания о реорганизации или ликвидации недействительно или признано недействительным6.

Так, Федеральный арбитражный суд Московского округа признал подлежащим удовлетворению иск участника о признании ликвидации ООО незаконной и об отмене записи о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией. При этом он указал на то, что ликвидация ООО нарушает права и законные интересы истца, как участника указанного общества, поскольку она была произведена регистрирующим органом на основании не имеющего юридической силы (ничтожного) решения общего собрания7.
Недействительность актов других органов
Другими немаловажным последствием недействительности решения общего собрания может стать нелегитимность актов других органов корпорации, причем ситуация в данном случае зачастую складывается по принципу домино. Недействительное решение об избрании совета директоров влечет за собой недействительность всех решений самого совета8.

Следовательно, следующим звеном в данной цепочке становится незаконное образование советом единоличного исполнительного органа, и, как следствие, – отсутствие юридического эффекта всех действий решений последнего9.

Например, Федеральный арбитражный суд Центрального округа в одном из постановлений указал: в силу того, что совет директоров общества был избран решением собрания, которое квалифицируется как ничтожное, решения такого совета об избрании единоличного исполнительного органа также не могут иметь юридической силы изначально, так как отсутствует кворум для принятия решения из числа легитимно избранных членов совета директоров. Сделка, заключенная таким незаконно избранным единоличным исполнительным органом, является ничтожной10.

Однако стоит обратить внимание на тот факт, что судебная практика, защищая интересы третьих лиц, не всегда идет по данному пути.

В основном, это происходит, когда совет директоров избран на основании не ничтожного, а оспоримого решения общего собрания11.

Подробнее данный вопрос будет освещен ниже.
Риски оспаривания совершенных обществом сделок
Особую актуальность в корпоративном праве имеет вопрос о юридической судьбе сделки, совершенной на основании порочного решения общего собрания общества, исходя из возможности наступления серьезных негативных последствий как для общества и его нынешних акционеров (участников), так и для потенциальных инвесторов.

В связи с этим назовем два основных фактора, связанные с недействительностью решения общего собрания, которые могут в том или ином случае неблагоприятно повлиять на судьбу совершенных или совершаемых обществом сделок:

1) на собрании было принято решение о совершении данной сделки (крупной сделки или сделки, в совершении которой имеется заинтересованность);
2) на собрании было принято недействительное решение об избрании единоличного исполнительного органа или совета директоров, образовавшего единоличный орган впоследствии, в результате чего незаконно избранный генеральный директор совершил сделки, действуя на основании недействительного решения, не имея на то полномочий.

Рассмотрим основные условия возникновения указанных рисков.
Последствия ничтожных и оспоримых решений
На примере случая с советом директоров, описанном выше, мы уже указали на то, что недействительность решений общего собрания может прямо либо косвенно повлечь за собой нелегитимность образования единоличного исполнительного органа. Законодательство, естественно, не содержит прямых указаний на правовые последствия признания решения об избрания единоличного исполнительного органа недействительным.

В соответствии со ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Если исходить из этого, можно придти к выводу, что сделки, заключенные нелегитимным органом, прямо нарушают нормы указанной статьи, и являются ничтожными в соответствии со ст. 168 ГК.

Изучив доктрину корпоративного права, можно обнаружить идею, что недействительность решений общего собрания не должна влечь правовых последствий для правоотношений, связывающих компанию с огромным количеством участников оборота, которые не знали и не могли знать о недействительности решения общего собрания или совета директоров.

Одновременно важное теоретическое значение в данном вопросе отведено уже упомянутой нами воле юридического лица. Решение общего собрания является волеобразующим актом корпорации, а действие или решение единоличного исполнительного органа – волеизъявляющим.

С учетом этого в случае, если решение общего собрания ничтожно, воля корпорации не была образована, соответственно акт волеизъявления (в виде сделки), безусловно, порочен.

С другой стороны, если решение оспоримо – на момент его принятия волю можно считать образованной, и волеизъявление соответственно будет иметь юридический эффект. Такая концепция была предложена еще В.И. Добровольским12.

Анализируя непростую и неоднозначную судебную практику по корпоративным спорам в этой сфере, можно установить, что судами в определенной степени воспринята такая концепция. Поэтому представляется необходимым выделить ряд факторов, которые влияют на исход возможного оспаривания указанных сделок. Важнейшее значение в таких ситуациях обретают основания, по которым решение общего собрание является или признается недействительным, а именно: является ли решение ничтожным либо оспоримым.

Если решение общего собрания принимается с теми нарушениями, которые, как мы указали выше, влекут его ничтожность, то суды исходят из следующего:

  • решение изначально не порождает никаких последствий;
  • следовательно, полномочия на подписание сделок у лица, незаконно назначенного на должность единоличного исполнительного органа, изначально отсутствовали;
  • отсюда сделка, совершенная единоличным исполнительным органом корпорации может быть признана недействительной независимо от того, признано ли недействительным решение общего собрания до или после совершения сделки и признано ли оно таковым в принципе (т.к. не имеет юридической силы с момента принятия)13;
  • несмотря на ничтожность решения, для признания сделки недействительной субъекту оспаривания придется доказать свою заинтересованность в оспаривании сделки, нарушение своих прав и неблагоприятные последствия для общества или акционера (участника)14.

Данная правовая позиция отражена, в частности, в определениях ВАС РФ:

  • от 22.11.2010 № ВАС -11673/10 по делу № А45-14194/2009 и
  • от 24.06.2008 № 6937/08 по делу № А41-К1-9927/07.

Необходимо отметить, что доказательствами нарушения прав акционера (участника) оспариваемой сделкой могут являться принадлежность акционеру крупного пакета акций, (крупного размера доли), занижение цены сделки, уменьшение действительной стоимости акций (доли) после исполнения оспариваемой сделки; отсутствие адекватного встречного предоставления по сделке и т.п.

В иных ситуациях, когда мы имеем дело не с ничтожным, а с оспоримым решением общего собрания, практика встает на сторону третьих лиц, защищая их интересы.

Как следует из выводов, содержащихся в постановлении президиума ВАС от 24.07.2007 № 3259/07, если решение признано недействительным по основаниям, указывающим на его изначальную оспоримость, суд должен придти к следующим выводам:

  • решение об избрании единоличного исполнительного органа имеет юридическую силу до момента вступления в силу решения суда о признании его недействительным;
  • следовательно, единоличный исполнительный орган, заключивший сделку до вступления в силу такого судебного решения, имел надлежащие полномочия на момент заключения сделки;
  • сделка не может быть признана недействительной, если на момент заключения сделки сведения о лице, заключившем ее в качестве единоличного исполнительного органа, значились в ЕГРЮЛ, и другая сторона по сделке не знала и не могла знать об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности решения об избрании единоличного исполнительного органа.

Нередко суды различных округов в обоснование сохранения юридической силы за такими сделками указывают на цели обеспечения стабильности гражданского оборота, поскольку оспариваемые сделки исполнялась сторонами и повлекли правовые последствия не только для корпорации, но и для третьих лиц15.
Особенности оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью
Сама по себе недействительность решения общего собрания акционеров (участников) об одобрении крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, независимо от того, ничтожно оно или оспоримо, автоматически не влечет никаких правовых последствий для сделки, совершенной с учетом состоявшегося решения, отдельно от оспаривания самой сделки.

Однако часто указанные сделки оспариваются именно по данным основаниям16. Например, в обществе проводится собрание, которое без учета голосов заинтересованных акционеров (участников) не набирает необходимый кворум, вследствие чего решение об одобрении сделки ничтожно. Кроме того, в результате участия заинтересованных акционеров решение может быть принято и без должного количества голосов.

Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в одном из постановлений указал, что решение об одобрении оспариваемой сделки не может считаться принятым из-за отсутствия необходимого большинства голосов всех незаинтересованных акционеров17.

Интересен случай, когда акционер, не принимавший участия в собрании и обладавший возможностью повлиять на исход голосования, оспорил сделку с заинтересованностью, узнав о проведении общего собрания и самой сделке по истечении пяти лет после ее совершения, а суд указал на соблюдение срока исковой давности (т.к. истец узнал о факте проведения общего собрания из отзыва на иск) и признал сделку недействительной18.

Тем не менее, суды достаточно редко удовлетворяют такие требования в тех случаях, когда другая сторона по сделке не знала или не должна была знать о крупном характере сделки, или наличии признаков заинтересованности в сделке и недействительности решения общего собрания.

В целом установленные законодателем ограничения на оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью значительно снижают риски наступления негативных последствий от порочных решений общего собрания в данной сфере.
Признание дивидендов неосновательным обогащением
Как известно, решения о выплате дивидендов (о распределении чистой прибыли) принимаются общим собранием акционеров (участников). В связи с этим интересна судьба дивидендов, выплаченных акционерам (участникам), в случае признания решения общего собрания недействительным.

Следует полагать, что в данной ситуации у общества в принципе не возникает обязанность по выплате дивидендов, а у акционера — право на их получение. В свою очередь, возникают кондикционные обязательства между обществом и каждым из акционеров (участников). Аналогичную позицию занимает и арбитражная практика, признавая сумму таких дивидендов неосновательным обогащением акционеров (участников), подлежащим взысканию на основании ст. 1102 ГК РФ19.
Риски, связанные с эмиссией и изменением величины уставного капитала
Последствия недействительности решений общих собраний могут негативным образом повлиять на эмиссию и изменение величины уставного капитала. Можно утверждать, что риск данных последствий является одним из самых значительных как для общества, так и для инвесторов.

Как известно, если иное не установлено уставом АО, к компетенции общего собрания акционеров относится принятие решений о размещении акций и иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции. К компетенции общего собрания участников ООО, в свою очередь, относится принятие решений о размещении и выпуске облигаций.

В соответствии с нормами ст. 26. Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее – Закон о рынке ценных бумаг), выпуск или дополнительный выпуск эмиссионных ценных бумаг может быть признан недействительным по иску ФСФР России или ФНС России, а также по иску акционера (участника) эмитента или владельца эмиссионных ценных бумаг эмитента того же вида, категории (типа).

Исходя из того, что в указанные иски могут быть обоснованы фактом недействительности решений общего собрания, вопрос о порочности решения общего собрания приобретает особую значимость в рамках эмиссионных отношений.

Во-первых, если решение общего собрания акционерного общества о внесении в устав изменений, касающихся объявленных акций недействительно (например, такой вопрос не включался в повестку дня при принятии решения о размещении), то в результате этого под угрозу может быть поставлен весь выпуск акций как проведенный с нарушением п. 3 ст. 28 Закона об АО, ведь последующие решения об увеличении уставного капитала путем дополнительной эмиссии и касающиеся одобрения сделок в ходе размещения дополнительного выпуска акций также не будут иметь юридической силы.

Во-вторых, само решение о размещении ценных бумаг может быть признано недействительным, вследствие чего также возникают риски признания недействительным выпуска ценных бумаг как зарегистрированного на основании предоставления недостоверной информации20. При этом теряет эффект вся проведенная процедура эмиссии, поскольку незаконно выпущенные ценные бумаги не могут быть предметом размещения.
***
Таким образом, недействительность решения общего собрания создает риски аннулирования государственной регистрации выпуска ценных бумаг, изъятия их из обращения, ничтожность размещения и дальнейших сделок с ценными бумагами. Последствием этого будет возникновение у общества обязанности возвратить инвесторам вложенные средства и возместить все убытки.

Более того, в указанных случаях увеличение уставного капитала может быть признано несостоявшимся, а соответствующие изменения, внесенные в устав общества, и государственная регистрация этих изменений – недействительными.

Аналогичные последствия возникают и в ООО при признании недействительным решения об увеличении уставного капитала за счет дополнительных вкладов участников и вкладов третьих лиц, принимаемых в общество. Таким субъектам в разумный срок должны быть возвращено вложенное имущества, а в случае нарушения разумного срока — уплачиваются проценты за пользование чужими денежными средствами, либо возмещается упущенная выгода, обусловленная невозможностью использовать внесенное в качестве вклада имущество.

При таких обстоятельствах высока вероятность оспаривания последующих решений общего собрания акционеров (участников), на которых голосовали акционеры — владельцы акций недействительного выпуска или третьи лица, принятые в ООО на основании недействительных решений21.

1См. п. 6 ст. 43 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»; п. 10 ст. 49 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»; см. также: постановление пленума Верховного суда РФ №90, пленума ВАС РФ № 14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»; постановление пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах».
2Определение президиума ВАС РФ от 28.04.2011 № ВАС-5413/11 по делу № А53-13958/10, определение ВАС РФ от 27.07.2011 № ВАС-9233/11 по делу № А40-69800/10-137-607, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 05.10.2011 по делу № А40-90052/08-138-709 (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2010 по делу № А23-4063/09Г-3-228), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2011 № 09АП-1368/2011 по делу № А40-177210/09-149-1143
3Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 14.10.2011 по делу № А33-4543/2011)
4Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2011 № 09АП-1368/2011 по делу № А40-177210/09-149-1143
5См. постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24.05.2007, 31.05.2007 № КГ-А40/4546-07 по делу № А40-57950/06-21-336; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.03.2010 по делу № А32-18948/2009
6Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.03.2010 по делу № А45-5537/2009,
• постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 26.10.2010 по делу № А62-622/2010,
• постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.01.2010 № Ф09-10997/09-С4 по делу № А60-16469/2008
7Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.06.2010 по делу № А41-22524/09.
8Определение ВАС РФ от 25.11.2009 № ВАС-14830/09 по делу № А12- 15295/ 2008.
9Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 14.10.2011 по делу № А33-4543/2011)
10Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 06.05.2006 по делу № А36-1088/2005
11Определение ВАС РФ от 25.08.2009 № 10640/09 по делу № А13-9308/2008; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.12.2010 № КГ-А41/13687-10 по делу № А41-11072/10.
12Добровольский В.И. Проблемы корпоративного права в арбитражной практике. М.: Волтерс Клувер, 2006. 448 с.
13Определение ВАС РФ от 24.06.2008 № 6937/08 по делу № А41-К1-9927/07;
• постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28.02.2008 № КГ-А41/667-08 по делу № А41-К1-9927/07;
• постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2011 по делу № А40-104851/10-104-908
14Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.05.2008 № КГ-А40/2723-08 по делу № А40-31493/07-100-186; определение ВАС РФ от 22.11.2010 № ВАС-11673/10 по делу № А45-14194/2009
15Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27.12.2007 № КГ-А40/13265-07; постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.03.2011 № А10-1026/08;
16Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.02.2010 по делу № А45-15318/2009
17Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26.05.2005 № А55-10401/04-14.
18Решение Арбитражного суда Республики Карелия от 24.03.2011 по делу № А26-677/2010
19Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.01.2009 № Ф09-10112/08-С4 по делу № А50-4153/2008-Г21; постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 23.09.2010 по делу № А28-4520/2010-100/7
20Определение ВАС РФ от 21.02.2011 № ВАС-15769/10 по делу № А51-11520/2009;
• постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.09.2010 № Ф03-2310/2010 по делу № А51-11520/2009,
• постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.05.2010 по делу № А27-17300/2009.
21Постановление ФАС Московского округа от 13.05.2011 № КГ-А40/3751-11-1,2 по делу № А40-58134/10-104-481; постановление ФАС Поволжского округа от 18.06.2010 по делу № А57-6033/2008;

Ничтожность решения собрания

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *